«Выход из парка»: Комментарии. Часть 6. Инь и ян
avatar

Сюрреализм – всего лишь нелогичный бред? Сны – не более чем повод открыть сонник? Я так не считаю и продолжаю литературный анализ сна №53 под названием «Выход из парка». Это будет последняя по номеру часть. Бывает, что какие-то заметки в блоге я публикую чуть позже (или даже не публикую вообще). Сейчас как раз наступил такой случай. Пятую часть разбора сна №53 я по техническим причинам опубликую через некоторое время.

Для начала сделаю традиционное лирическое отступление. В ноябре 2017 года я посмотрел венгерский фильм под названием «О теле и душе». Несмотря на некоторые пошлости и наличие кровавых сцен, этот фильм меня зацепил. Я не буду останавливаться на сюжете – он на любителя. Но в фильме была одна интересная деталь. Режиссёр очень хотел порадовать кинестетиков – часто показывал крупным планом руки и их движение. Таких съёмок я раньше не встречал никогда. Через неделю после просмотра я неожиданно заметил, что перестал обламывать ногти на руках. Эта вредная привычка была со мной всегда, с самого детства. Я никогда не пользовался ножницами, потому что незаметно для себя постоянно обламывал ногти до самого мяса. И вдруг в один момент эта вредная привычка куда-то исчезла. Конечно, я подивился этому явлению, но прошёл месяц – и я снова вернулся к привычному для себя обламыванию ногтей.

В июне 2018 года в Крыму, ещё до того, как я решился познакомиться с Женей, я внимательно наблюдал за тем, как она пробует этот мир на ощупь. Конечно, львиную долю времени её пальчики были на смартфоне. Также она часто поправляла волосы и одежду, прикасалась к цветам и жулькала домашних животных. И с того момента, как я увидел её руки, я больше уже никогда не обламывал свои ногти. Наверное, это АСМР. Или НЛП. Или прямое воздействие на подкорку. Подарок от девушки. Точнее даже не подарок, а дар. И тогда, в начале нашего общения, я и предположить не мог, что он будет далеко не единственным.

ХаскиВ один из тёплых августовских дней 2018 года мы гуляли с девушкой по торговому центру «Лапландия». Жене нужен был чехол для её нового телефона. Мы нашли на втором этаже кубики, в которых торговали аксессуарами для смартфонов. Девушка попросила показать чехлы для её модели телефона – и продавец принялась вытаскивать из-под прилавка подходящие одёжки. Женя с пристрастием жулькала каждый чехол – кинестетик ведь! Я тоже оценивал чехлы на ощупь и давал советы, когда Женя их просила. Один из чехлов был из искусственного материала, похожего на замшу, и наверняка Женя выбрала бы его. Но тут я вдруг спросил у продавца: «А у вас есть чехол с хаски?». Девушка кивнула – и к нашему удивлению вытащила довольно простой по исполнению чехол из не слишком приятного тактильно материала, но зато с довольной, улыбающейся хаски! Конечно, Женя взяла именно этот чехол. Я никогда ранее не вмешивался в процесс шопинга, когда мы ходили с Женей за покупками. Однако в тот момент что-то случилось – я озадачил продавца, а у неё совершенно случайно оказалось именно то, что идеально подошло девушке.

Мы прошли чуть дальше по второму этажу – и оказались у киоска, в котором торговали куклами. Девушка остановилась у него и засмотрелась на куклу в виде парня. Она объяснила мне, что у неё уже есть небольшая коллекция таких игрушек, но мальчика в ней нет, только девочки. Женя тщательно пожулькала эту куклу. Затем она долго пребывала в сомнениях – и в итоге отдала за неё довольно существенную сумму, больше 50 долларов. «Зачем я это сделала?» — задала она риторический вопрос, когда мы с ней отошли от прилавка. «Когда нельзя, но очень хочется – можно себя побаловать!» — утешил я девушку.

Вскоре мы вышли с Женей из «Лапландии» и отправились к её машине. В нескольких шагах от автомобиля к девушке вдруг подошла женщина и попросила уделить ей внимание. Дама с зарёванным голосом принялась что-то объяснять. Женя слушала её не больше трёх секунд, после чего развернулась и пошла дальше к машине. «Она пыталась меня обмануть!» — возмутилась Женя, когда мы с ней оказались внутри автомобиля.

За несколько дней до нашей встречи в торговом центре Женя договорилась о покупке квартиры на ул. 9 января. Она советовалась со мной и предложила мне выбрать один из двух вариантов. Я посоветовал ту квартиру скорее даже из корыстных целей – она была гораздо ближе к моему дому, чем альтернативный вариант; но всё же я честно описал все её плюсы, минусы и важные особенности. После прогулки по «Лапландии» девушка решила показать мне, где находится её будущая квартира. Мы зашли в тихий и уютный двор – и я на некоторое время выпал из реальности. Дело в том, что именно об этой квартире – за исключением одной мелкой детали – я уже писал в своём блоге, когда публиковал сон под номером 45. Только это было тремя годами ранее. В том произведении от меня ушла моя зазноба, и я пришёл в квартиру с видом на Комсомольский парк с другой девушкой. Я тогда совершенно не понимал, кто она – ведь я с тех пор ни с кем не заводил отношений. И вдруг спустя три года я оказался в почти сбывшемся сне!

Далее наш путь в тот день лежал в центр. Мы остановились у драмтеатра, взяли вкусняшек в одном из заведений общепита и уселись общаться на скамейку у фонтана. Общение было долгим и приятным. Не менее приятной была и прогулка до ул. Кирова и далее по ул. Ноградской. Когда мы прошли по пешеходному переходу за драмтеатром, Женя вдруг сказала мне: «Обернись!». Я обернулся – и увидел там ту даму, которая пыталась разжалобить Женю возле «Лапландии». Она выглядела вполне довольной и счастливой.

Уже поздно вечером в тот же день Женя решила снять рубашку с той куклы, которую приобрела в «Лапландии». Представляю, какое у неё было выражение лица, когда она увидела на спине куклы татуировку инь-ян – точно такую же и в том же самом месте, что и у неё самой.

Это был один обычный день общения с девушкой по прошествии всего двух месяцев нашего знакомства. Но даже пообщавшись столь непродолжительное время, мы незаметно начали делиться друг с другом кусочками бессознательного. Несомненно, мы дарили друг другу и какие-то подарки – обычно ими были приятные на ощупь безделушки. Однако чаще мы делились дарами. Я не знаю, как это произошло и почему. Да, мы были открыты друг для друга – не обману, если скажу, что ни с кем я не был настолько открыт, как с Женей. Но согласитесь — открытости и доверия явно недостаточно, чтобы в мгновение ока ломать комплексы, видеть похожие сны или проявлять чудеса интуиции. Это что-то совершенно немыслимое даже для интровертов и кинестетиков.

В конце сентября мы начали понимать, что наши отношения уже давно перешли ту грань, когда люди перестают быть всего лишь знакомыми и должны принять единственно верное решение. И именно тогда девушка твёрдо решила совершить самый безумный поступок в своей жизни. Я не предпринимал особых попыток что-то изменить. Любые мои старания разбились бы о железобетонную стену. «Я хочу жить так, как жила раньше. До пожара».

Через минуту я увидел стену из жёлтых блоков. На ней был нарисован знак инь-ян и какой-то неизвестный мне иероглиф. Стена была всё ближе и ближе – и тем не менее дракон не снижал скорость и мчался на неё.

Несмотря на всю продуктивность нашего общения, местами граничащую с мистикой, девушка продолжала бояться чистого листа. Даже потеряв всё в «Зимней вишне», Женя предпочла создать что-то похожее на свою прежнюю жизнь. Произошло это, разумеется, при моём попустительстве. Я был слишком деликатен в общении с ней, старался не резать по живому и не искать изъяны в её прошлом. Чем больше мы общались с Женей, тем отчётливей я видел, как она далека от мира творчества. Девушку больше притягивал мир потребления. И если инь и ян – два мира, которые взаимно дополняют друг друга, то творчество и потребление являются непримиримыми антагонистами.

Чуть ранее, в третьей части, посвящённой драконам, я уже приводил пример, насколько по-разному воспринимают белоснежный лист потребители благ и люди, занимающиеся творчеством. Для одних это страх, адреналин и желание поскорее избавиться от пустоты. Для других это счастье, эндорфин и желание поделиться содержимым внутреннего мира. При столь разных, совершенно несовместимых взглядах на жизнь расставание с Женей было неизбежно. Конечно, меня пугала такая перспектива. Я был в панике и не понимал, что можно сделать в сложившейся ситуации. И когда паника пересекла определённую – надо полагать, что опасную – грань, бессознательное подсказало мне единственно верное решение.

— Я не могу дышать! – прокричал я.
— Здесь совсем другой мир, — услышал я голос дракона откуда-то сверху. – Ты ведь очень хотел сюда попасть.
— Что мне делать? – спросил я, задыхаясь.
— У тебя есть оружие, — ответил дракон. – Используй его.

Проснувшись, я, конечно, не мог понять, что же это за оружие, о котором говорил мой проводник. Понимание пришло лишь тогда, когда я записал этот сон. Передо мной лежали два белоснежных листа, усыпанных буквами. Спустя неделю я приехал к девушке с подарком. Я вытащил из сумки альбом для рисования, набор карандашей, ластик, клячку, точилку, мольберт и планшет. Более того, я сам неожиданно начал рисовать, подавая Жене пример. Это было безумием. Но тогда, осенью 2018 года, я бы совершил какое угодно безумие, лишь бы по ту сторону стены, в совсем другом мире, где уже обосновались интуиция и сны, нашлось место и творчеству — пусть даже уснувшему до поры до времени.

Сейчас я уже не вспомню, когда мы общались с Женей в последний раз. Но точно помню наши последние слова.

— Я не буду с тобой жить.
— Ты уже живёшь.

This entry was posted in Арт, Сюрреализм. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий