Битва за Севастополь
avatar

— Алло, Командир! Какие у тебя планы на послезавтра?
— Никаких.
— Замечательно! Собирай рюкзак, мы едем на 10 дней в Крым.
— ???
— В Крым!

Вот так у меня неожиданно началась пятница, по совместительству первый летний день 2018 года. Подозреваю, любой нормальный, вернее сказать адекватный человек, Homo Normalis, получив подобное предложение со стороны родственников, согласился бы не раздумывая. Но только не я. Во-первых, последний раз я выбирался дальше чем до соседнего областного центра в далёком 1984 году и слабо себе представлял, что нужно брать с собой в путешествие в тёплые края. Во-вторых, я не люблю людей, а по предварительным данным поездка была в составе туристической группы размером более чем в двадцать человек, что гарантированно обеспечило бы мне жуткий стресс на всё время путешествия. И была ещё одна причина, по которой я не испытывал никакого энтузиазма от этой казалось бы приятной новости.

Морская болезнь

Помимо того, что далёкий 1984 год был последним, когда я выбирался из суровой Сибири на юга – в этой поездке был и единственный мой опыт полётов на самолётах. Я почти не помню сам перелёт. Скорее всего он был достаточно комфортным. Но в последние годы мне приснились два очень странных сна, после которых я смотрю на авиаперелёты с опаской. Последний из них, приснившийся мне 1 марта 2018 года, стал предвестником злополучных событий 25 марта в «Зимней вишне». Только тогда мне и в голову не могло прийти, что авиакатастрофа над Искитимкой в действительности обернётся катастрофой в Кемерово тремя неделями позже. Конечно, после как минимум двух приснившихся мне падений самолётов я немного побаивался на них летать.

У людей, более опытных в путешествиях, я узнал, что может понадобиться в такую дальнюю поездку. Список был огромен. Он явно не входил в мой небольшой 18-литровый рюкзак. В результате в рюкзак отправились кеды, пара футболок и шорт, рубашка, зубная щётка и бритва, документы, 4500 рублей наличными, резервная дебетовая карта с трёхзначной суммой на счету и флэшка с эллиптическими кривыми на случай конца света. Никаких электронных устройств (в том числе и мобильный телефон) я с собой не взял.

Неадекватно? Конечно, для нормальных людей такой набор для путешествий совершенно неприемлем. Вот только и цели поездок в тёплые края у нормальных людей совсем другие, о чём я расскажу по ходу повествования чуть позже. Я всё же забегу чуть вперёд и скажу, что часть одежды мне не понадобилась, а из наличности я привёз обратно 4400 рублей.

К сожалению, авиаперелёты стали самой проблемной и неприятной для меня частью поездки. Как выяснилось, меня немного укачивает в самолётах. Нет, это нельзя назвать морской болезнью. Как правило, один взгляд в иллюминатор или наоборот на соседних пассажиров моментально приводили меня в чувство. Наверняка это было с непривычки. А вот привыкнуть к давкам во всех частях аэропорта и к очень злому и крайне некомфортному предполётному досмотру я вряд ли когда-нибудь смогу.

Крымский мост

После двух перелётов от Кемерово до Москвы и от столицы нашей родины до Симферополя, а также последующей двухчасовой поездки на автобусе я оказался в гостинице, в названии которой была отражена старорусская версия имени Херсонес. В этой обители я наконец-то узнал, чем наша туристическая группа будет заниматься в ближайшие десять дней.

Битва за Севастополь

Согласитесь, предыдущая часть моего крымского очерка была скучной, сухой и неромантичной. Пора повысить градус романтичности. Я понимаю, что для современных читателей очень важны фотографии. И хотя по какой-то иронии судьбы я продал свой фотоаппарат буквально за неделю до отъезда в Крым в надежде подарить себе оборудование совсем другого уровня ближе к августу – мои родственники предоставили мне целых две зеркальных фотокамеры с тёплым аналоговым боке.

Романтика началась уже на выходе из автобуса. Пройдя метров двести по набережной и свернув направо, мы выбрались на узкую улочку, усеянную кустами роз и кипарисами, и вскоре оказались в пансионате в ста метрах от берега Чёрного моря в северной части Севастополя.

Битва за Севастополь

Внутреннее убранство этого места становится совершенно неважным после того, как попадаешь на открытую крышу гостиницы. С высоты пятого этажа открывается совершенно фантастический вид на море.

Битва за Севастополь

Вот это романтика! Морская романтика. Здесь всё совершенно не так, как в Сибири. Солнце встаёт уже около пяти утра, а садится в девять вечера. Мухи и пчёлы, конечно, могут потревожить отдых и нарушить его безмятежность, но самой главной напасти сибирских провинций, именуемых комарами, я здесь так и не отыскал.

Битва за Севастополь

Розы растут здесь на каждом на шагу. Одуванчиков в Сибири и то меньше!

Битва за Севастополь

На улицах города можно встретить (и после некоторых санпроцедур – попробовать) различные диковинные для нас ягоды и фрукты. Сибиряки смотрят на такое изобилие со словами «Вау! Вот это да!» и норовят сорвать и попробовать вкусненькое.

Битва за Севастополь

Здесь я сделаю небольшое лирическое отступление. Романтика, помимо своей нелогичности, ещё и не отличается универсальностью. Вы живёте в Сибири, вы смотрите на эти фотографии и говорите «Это красиво и романтично!». Но если вы живёте в Крыму и смотрите на те же фотографии – вы говорите совсем другие слова. «Это повседневно и скучно». Разница в восприятии неизбежна, её необходимо понимать, а главное – учитывать.

Битва за Севастополь

Руководитель нашей туристической группы по имени Анна рассказала нам о том, как мы будем отдыхать. Ежедневно, за исключением одного дня, у нас были запланированы выезды к различным достопримечательностям Крыма, в основном церковного характера. Мы побывали во многих церквях и дворцах.

Битва за Севастополь

Проезжали мимо легендарного Фороса на Южном Берегу Крыма.

Битва за Севастополь

Побывали в девичьем монастыре, спрятавшемся между Симферополем и Феодосией.

Битва за Севастополь

Фауной Крым также не обделён – в одном из парков мы нашли красивых белоснежных пернатых.

Битва за Севастополь

Свободного времени также было достаточно для того, чтобы побулькаться в Чёрном море и обрести столь желанный шоколадный цвет кожи. Правда у меня этого не получилось  — я скорее обгорел, чем загорел. Но в целом отдых был комфортным, и никаких претензий к организации отдыха ни у кого из нашей тургруппы не возникло.

Битва за Севастополь

 

Прогулка по облакам

Как видите, за те дни, что я провёл в Крыму в составе туристической группы, нам показали немало красивейших мест. Только ради них стоит посетить полуостров. Одно дело рассматривать все эти достопримечательности на фотографиях, и совсем другое – находиться внутри них или рядом с ними. Вы даже можете приобрести сувениры, изготовленные на месте событий – они долгое время будут напоминать вам об этих романтичных местах. Не стоит забывать и о море, которое и у Севастополя, и на ЮБК подарит вам массу незабываемых впечатлений, а главное — физический комфорт. Ведь именно за ним, за комфортом для тела, люди — вернее сказать нормальные люди, Homo Normalis — отправляются в дальние края. И именно ради таких людей я разорился на целых 100 рублей, приобретя аутентичный крымский сувенир. Однако для меня физический комфорт и материальные ценности никогда не были сколь-либо важными. И я не без оснований боялся, что десять дней, проведённые мной в Крыму, останутся лишь строчкой в биографии и ничего полезного для меня не принесут.

Градус романтичности уже зашкаливает, поэтому пришло время приподнять в моих крымских записках градус неадекватности. Во второй день моей поездки в Крым я заметил в нашей туристической группе необычную девушку. Она резко выделялась на фоне остальных отдыхающих. Милая, нежная, романтичная симпатяшка нереальной красоты с русыми волосами, аккуратно уложенными в две косички, заставила меня обратить на неё внимание далеко не своей безупречной внешностью. И мне хватило всего нескольких минут наблюдений, чтобы эта девушка завоевала абсолютно всё моё внимание. Я смотрел на эту симпатяшку как в метафизическое зеркало. Глаза видели невысокую стройняшку в длиннющем романтичном чёрном платье с лёгким налётом рыжести на волосах, а мозг видел меня самого со стороны. Из-за этого когнитивного диссонанса я не мог отвести от девушки свой взгляд. Постоянно искал её в толпе среди других участников тургруппы. Старался держаться к ней поближе. Всячески пытался с помощью фотоаппарата выхватить её лицо из толпы.

Это было безумием. У нормальных людей есть пословица. «Человек захотел – познакомился. Человек не захотел – человек не захотел». Но меня-то в нормальности не заподозришь. Я с людьми не умею общаться совершенно. Я не представлял, что мне делать в этой ситуации. Поэтому я просто наблюдал, пытаясь с помощью каких-то невербальных сигналов понять, что происходит и как всё-таки лучше завязать знакомство с этой загадочной девушкой.

Девушка, как и я, была стопроцентным интровертом, хотя отдельные элементы её внешности говорили о том, что она не всегда была такой. Симпатяшка часто отрывалась от группы. Отходила в сторону, чтобы подумать о чём-то очень важном для себя. Или же шла впереди всех и никому не позволяла пристроиться сбоку, реагируя лишь на слова руководителя группы. Время от времени русоволосая красавица из укромного места наблюдала за туристами. Наверняка она пыталась отыскать среди них родственную душу, чтобы совладать со своим хорошо заметным душевным дискомфортом, но все были заняты своими делами и обращали на неё внимание лишь тогда, когда того требовала рабочая инструкция.

Девушка, как и я, была кинестетиком. Я пребывал в состоянии восторга, наблюдая за тем, с какой лёгкостью она находит общий язык с домашними животными. Без сомнения в таком же восторге пребывали и те животные, которым она жулькала шею и гриву. Я тоже люблю пожулькать животных, но чаще всего они от меня просто убегают. Или рычат. Когда  пальчики девушки были разомкнуты, она вытаскивала из сумочки смартфон и чинно отстукивала что-то подушечками пальцев на его сенсорном экране.  Эх, как бы я хотел также владеть сенсором! Но увы, меня хватает максимум на пару тычков.

Девушка часто засматривалась на цветы, предпочитала сладкое кислому и терпкому. Она была на редкость импульсивной. И очень редко я видел на её лице эмоции, отличающиеся от грусти. Её серые глаза были полны безысходности. Что бы я ни подмечал в ней – всё было характерно и для меня. И я прекрасно понимал, что завоевать её внимание и доверие будет сложно.

Два дня я ломал мозг и пытался хоть что-то сделать, чтобы познакомиться с ней. Но мой белый лист коммуникабельности – неумение общаться и уж тем более знакомиться с людьми – не позволил приблизиться к знакомству с девушкой ни на йоту.

На третий день, когда наша туристическая группа находилась в топловском девичьем монастыре, у меня сработала защитная реакция. Подсознание полностью выключило мозг и оставило меня на откуп инстинкту самосохранения. Когда девушка вместе с представителем турфирмы шла далеко впереди меня по лесной дороге на территории монастыря, я неожиданно бросился бегом прямо через лесной овраг. Я выскочил на дорогу рядом с девушками, пристроился неподалёку от них и вклинился в их разговор.

В нормальном состоянии сознания я бы никогда не решился на такую наглость. Но в дело уже вмешались инстинкты, в очередной раз продемонстрировав мне то, как многое я теряю в этой жизни из-за каких-то глупых комплексов. Эта таинственная красавица всего за несколько часов нашего общения не просто привнесла в мою жизнь душевный комфорт. Она подарила мне что-то гораздо большее – то, о чём я не мог даже мечтать. За те три часа, что мы провели с ней вдали от тургруппы, мы общались практически без умолку. Никогда ещё общение с людьми не было для меня настолько лёгким и приятным! Девушка заставила меня чуть-чуть иначе взглянуть на привычные реалии окружающего мира. Она заразила меня новыми мечтами. Мы находили общий язык почти во всём, что было совершенно не удивительно. И в конце нашего общения я был уже насквозь пропитан эндорфином. Она подарила мне вдохновение.

Битва за Севастополь

 

Стезя 

У всех людей есть что-то самое главное, самое важное в жизни. Не смысл, а именно фундамент, основа, на которой держится вся жизнь. Это может быть семья, обязательно дружная и большая. А может быть и карьера с соответствующим ей атрибутом в виде всех денег этого мира. Служение различным культам и религиям тоже можно отнести к основам основ. И если человека вдруг лишить фундамента, каким бы он ни был – нет, его жизнь, конечно, не прервётся. Но она будет выглядеть жизнью лишь в глазах Homo Normalis. Ведь с их точки зрения человек дышит, что-то делает – значит, он жив. И лишь те люди, которые теряли что-то самое важное для себя, понимают, что это не жизнь. И они не понаслышке знают, как трудно вернуть себе опору под ногами и вернуться к жизни. К настоящей жизни.

У людей творческих тоже есть основа – то, без чего они перестают творить и впадают в состояние депрессии, а то и апатии. Эта основа – вдохновение. Оно очень коварно, потому что его источник может находиться в самых неожиданных местах, в том числе в незаконных и вредных для здоровья. Но люди творческие часто рискуют, ибо они не могут не творить. Кризис в творчестве для них страшнее самой смерти.

С одной стороны мне, несомненно, повезло. Для меня источником вдохновения стал эндорфин. Это сильнейший наркотик, но есть нюанс. Его нельзя купить ни за какие деньги. Он образуется только в организме при определённых условиях. За долгие годы я научился почти безошибочно определять живительные источники. И даже когда какие-то мои глупые комплексы не позволяют мне добраться до эликсира жизни – инстинкт самосохранения в последний момент толкает меня на безумные с моей точки зрения поступки. Именно так и произошло в Севастополе. Битва завершилась победой. Победой добра.

Итак, битва выиграна. А как обстоят дела с войной? Здесь, увы, не всё так безоблачно. И, как правило, те симпатяшки, что становятся источником вдохновения, очень быстро исчезают из моей жизни, оставляя внутри меня гремучую смесь истерики и счастья. Да, можно было бы просто жить и радоваться, наслаждаясь волшебными ощущениями, если бы не одна деталь. То самое важное – база, фундамент, основа основ. В благодарность за яркие эмоции, за вдохновение, за эндорфин, за настоящую жизнь я готов на всё. Ведь я не понаслышке знаю, каково это – жить (а вернее существовать) без самого дорогого. Но музы дарят мне счастье – и уходят. А я смотрю им вслед и с тоской гляжу на руины. Пиррова победа. Не более.

Руины Херсонеса

This entry was posted in Романтика, Совсем неадекватное. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий